Еп. Сильвестр (Стойчев). Слово в Неделю о мытаре и фарисее

21.02.2021

Почати

21.02.2021 - 23:30

Кінець

21.02.2021 - 23:30

Категорії

Публікації


ПРОПОВЕДЬ

ректора Киевской духовной академии и семинарии

епископа Белогородского Сильвестра

в Неделю о мытаре и фарисее

в храме святителя Михаила, І митрополита Киевского

при Октябрьской больнице г. Киева

 

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

 

Сегодня, братья и сестры, мы услышали очень известную для всех, даже для далеких от Церкви людей, евангельскую притчу о мытаре и фарисее. Что этой притчей хочет сказать нам Святая Церковь?

 

Данная притча всегда читается именно в сегодняшнее воскресенье – первое в чреде так называемых, подготовительных недель перед началом Великого поста. С этого дня Святая Церковь особо усиленно начинает призывать своих чад к покаянию. Именно по этой причине вчера за Всенощным бдением впервые звучало песнопение: «Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче». И если проанализировать начала всех четырех Евангелий, то можно отчетливо увидеть, что Господь наш Иисус Христос начинает Свою земную проповедь с призыва: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» (Мф. 4:17). И точно такими же словами (см.: Мф. 3:3) начинает свое общественное служение святой Иоанн Креститель.

 

Покаяние – это начало новой жизни. Именно поэтому Христос особо акцентирует Свое внимание на покаянии и с него начинается проповедь Евангелия. Покаяние – это перемена жизни, ведь и само слово «покаяние» – «metanoia» – с греческого переводится как «перемена». Преподобный Иоанн Лествичник говорит: «Покаяние есть завет с Богом об исправлении жизни». То есть, покаяние заключается не просто в некоем осознании своих грехов: кто-то понимает, что он ленивый, кто-то осознает, что завистник или лжец, − но в итоге, дальше такого понимания не идет. И если человек в отношении своих страстей и пороков остается только на стадии их понимания и осознания, он никогда не приблизится к Богу. Покаяние – это не просто обличение самого себя, но это, прежде всего, исправление своей жизни. И если человек не ставит своей целью такое исправление, значит, он еще далек от подлинного покаяния.

 

Таким образом, как видно, покаяние в жизни человека может быть и ложным, и в таком случае человек оказывается еще дальше от Бога. Сегодняшняя притча как раз об этом. В евангельском тексте сказано: «Два человека вошли в храм помолиться: один фарисей, а другой мытарь» (Лк. 18:10). Фарисейская философия, если можно так выразиться, была достаточно популярной во времена земной жизни Господа нашего Иисуса Христа. Она была сведена к тому, что благочестие уравнивалось с исполнением закона. Другими словами, благочестивым признавался тот иудей, который в точности исполнял Закон Моисеев. Именно поэтому фарисей во время своей молитвы к Богу говорит: «Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди… пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что приобретаю» (Лк. 18:11-12). Исполнение Закона делает мытаря в его же глазах человеком праведным. И где-то вдалеке от такого «праведника» стоял мытарь, не осмелившийся даже глаз своих поднять вверх, но, только ударяя себя в грудь, повторял: «Боже! будь милостив ко мне грешнику» (Лк. 18:13).

 

Мытарь был сборщиком податей или, говоря современным языком, налогов. Во времена подчинения Иудеи Римской империи мытари собирали пошлину со своих единоплеменников, но не в пользу своего государства, а в пользу страны-узурпатора. Именно по этой причине для иудеев образ мытаря всегда ассоциировался с чем-то негативным: предательством, захватом, подлостью. И даже более того, образ мытаря для правоверного иудея – это образ грешника. Как раз таким представлением о мытарях и объясняются слова фарисея: «Боже! Благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь». Но к большому удивлению иудеев, слушавших эту притчу, Спаситель заканчивает ее следующими словами: «Сказываю вам, что сей (то есть, мытарь) пошел оправданным в дом свой более, нежели тот: ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится» (Лк. 18:14). Как такое может быть, что тот, кто обирает своих собратьев, мог оказаться более оправданным, чем тот, кто исполняет Закон? Как Иисус Христос мог оправдать считавшегося всеми иудеями явного грешника?

 

Подобное могло произойти только по одной причине: мытарь принес искреннее раскаяние и Бог его услышал. Святитель Иоанн Златоуст пишет, что фарисей был осужден не за исполнение Закона, а за осуждение другого человека. Осуждение – это признак ложного благочестия. Человек, истинно живущий по закону Божию, никогда не будет осуждать другого, потому что он, прежде всего, видит свои собственные прегрешения. Истинно духовный человек на месте фарисея, если бы и увидел чей-то грех, не стал бы превозноситься своей праведностью, но постарался бы помочь ближнему исправить его грех. Однако фарисей чуждается мытаря, считает его «недочеловеком», а поэтому не желает с ним даже общаться, чем показывает пример ложного благочестия.

 

Господь же учит и поступает совершенно по-иному. Святой апостол Павел говорит, что «Христос Иисус пришел в мир спасти грешников» (1 Тим. 1:15), не праведников, а именно грешников, то есть тех, кто реально понимает, что он грешен. Спаситель также говорит об этом: «Я пришел призвать не праведников, а грешников к покаянию» (Лк. 5:32). Бог настолько возлюбил весь человеческий род, что воплощается и умирает на Кресте ради каждого отдельного человека, независимо от его личной праведности. А поэтому не наше дело и не наше право судить других, кто по тем или иным причинам не живет такой жизнью, кажущейся нам достойной.

 

В сегодняшнем Евангелии обращает на себя внимание еще одно очень важное слово – «оправдание». В Священном Писании это слово имеет более глубокое значение, чем в современном обиходе. В нашем представлении «оправдаться» – это значит доказать свою правоту. В Библии же слово «оправдание» соотносится со словом «праведность», а поэтому имеет прямое отношение к Закону Божию. Особенно ярко это выражено в славянском тексте Писания. Так, всем известный стих 17-й кафизмы: «Благословен еси, Господи, научи мя оправданием Твоим» (Пс. 118:12). Слово «оправдание» здесь имеет значение «законы» или «повеления». Таким образом, оправдание – это не наше действие, совершенное нами, но то, что дается Богом, закон благочестия, который каждый из нас призван исполнить.

Именно в таком ракурсе становится ясным, почему Христос в причте говорит, что мытарь уходит более оправданным. Господь считает, мытаря более праведным, чем фарисея, потому что мытарь понял, что главное – это искать праведности и одобрения своих действий не в глазах людей, а в очах Божиих. Фарисей же считал, что Бог нуждается в его жертвах, молитвах, посте и добродетелях. Мытарь говорит о том, что переполняет его сердце – сокрушение в своих грехах.

 

«Бог есть любовь» (1 Ин. 4:8) и от человека Он также хочет ответной любви. Господь любит каждого человека и поэтому хочет, чтобы каждый человек соединился с Ним. Единственным способом такого соединения может быть только любовь, и именно к ней Господь призывает каждого: и праведника и, тем более, грешника. Святые отцы неоднократно говорят, что Божий суд – это не суд по справедливости, а суд по любви. Так, преподобный Исаак Сирин пишет: «Никогда не называй Бога справедливым. Если бы Он был справедлив, ты давно был бы в аду. Полагайся только на Его несправедливость, в которой милосердие, любовь и прощение». Человек спасается не личными заслугами, которых, по большому счету, не имеет, а по неизреченной Божественной милости. Следовательно, те постановления и законы, которые встречаются на страницах Писания – это не самоцель для человека, а лишь только необходимые ориентиры, указывающие путь к Богу. По этой причине и пост, и десятина, милостыня и молитва – это не добродетели сами по себе, но действия, помогающие человеку очистить свое сердце и стяжать в нем любовь к Богу и ближнему. Если грешник в своем сердце ищет встречи с Богом, значит, он уже намного ближе ко Христу, чем мнимый праведник, в сердце которого на первом месте собственное «я».

 

Дорогие братья и сестры, если мы будем стараться очищать свое сердце, будем стремиться к истинному покаянию, как перемене образа своей жизни, тогда Господь обязательно коснется нашей души и непременно придет к нам. Господь обязательно даст нам «новое сердце», как говорит об этом святой пророк Иезекииль (Иез. 36:26), − сердце не каменное, а плотяное, живое, любящее и чувствующее. И только такое сердце никогда и никого не сможет ни обидеть, ни осудить, ни унизить. Только такое сердце может подражать милосердию Божию и искренне любить всех людей без исключения, несмотря на само отношение людей к нам. И только в таком случае, молясь Богу, мы, подобно евангельскому мытарю, сможем стяжать не внешнюю напускную, но внутреннюю подлинную праведность и, в результате, оказаться «более оправданными».

 

Святитель Иоанн Златоуст, рассуждая об образах мытаря и фарисея, замечает, что идеал христианской жизни – это совмещение стремления к добродетели фарисея, и сокрушение и плач о грехах мытаря. Помня эти слова, в дни подготовки к началу Великого поста, будем стремиться к тому, чтобы совместить в себе лучшие качества, как фарисея, так и мытаря. Соблюсти не только букву Божественной заповеди, но и ее дух, чтобы наша духовная жизнь отражалась не только во внешнем доброделании, но, прежде всего, и во внутреннем раскаянии и обращении к Богу. Ведь только таким образом возможно достичь преображения всей нашей жизни, и – как результат – сможем чистым сердцем и чистыми устами восхвалять Господа нашего Иисуса Христа. Аминь!

 

192

ДОДАТКОВІ ДОКУМЕНТИ