Розмова із заслуженим професором митрополитом Бориспільським і Броварським Антонієм про військовий обов'язок та норми християнської моралі (рос.)

10.07.2022

Почати

10.07.2022 - 23:30

Кінець

10.07.2022 - 23:30

Категорії

Публікації


РАЗГОВОР

с заслуженным профессором митрополитом Бориспольским и Броварским Антонием

о воинском долге и нормах христианской морали

 

— Владыка, для оппонентов христианства, наверное, нет более любимой темы, нежели разговор о непротивлении злу насилием. Иногда это выглядит как сознательная провокация или, говоря, современным языком «троллинг», а как только человек, пытается адекватно реагировать на ситуацию, защищаться, ему сразу напоминают: «тебя ударили по одной щеке — ты подставь другую». Давайте, наверное, начнём с этой ключевой цитаты, я напомню, как она звучит: «Вы слышали, что сказано: “око за око и зуб за зуб”. А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую» (Мф. 5). Прокомментируйте, пожалуйста.

 

— Приведенные Вами слова из Нагорной проповеди Христа Спасителя вызывали и вызывают множество споров. Многие известные мыслители считали, что эти слова нужно понимать буквально. И из этого делали вывод о полной недопустимости какого бы ни было противления злу. Например, именно так интерпретировал эти слова Лев Толстой. Но такое понимание слов Иисуса Христа является однобоким. Чтобы правильно понять те или иные слова Священного Писания нужно учитывать общий контекст библейского текста, а также обращаться к параллельным местам. Вспомним, как вел Себя Христос на суде первосвященника Анны. Когда Христа ударили по щеке, то ведь Он не подставил вторую щеку, а задал прямой вопрос: «если Я сказал худо, покажи, что худо; а если хорошо, что ты бьешь Меня?» (Ин. 18:22-23). То есть, Господь потребовал, чтобы с Ним поступали справедливо. В Евангелии от Иоанна есть рассказ о том, как иудеи хотели побить Иисуса камнями. И вот Господь спрашивает их: «Много добрых дел показал Я вам от Отца Моего; за которое из них хотите побить Меня камнями?» (Ин. 10:31-32). И здесь мы видим, что Господь требует справедливости. Позже, когда язычники или иудеи незаслуженно притесняли апостолов, они обращались к защите светского суда. Но обращение само по себе уже является сопротивлением злу. Таким образом, Господь не призывает нас отказываться от борьбы со злом. Он лишь призывает нас не воздавать злом за зло, он призывает не уподобляться гонителю, который незаслуженно применяет насилие по отношению к нам. И еще один очень важный момент. Обратите внимание, что в процитированных Вами стихах Евангелия говорится о том, что делать, если наш враг проявляет несправедливость по отношению лично к нам. Но совсем иная ситуация складывается, когда насилие обрушивается на наших ближних. Если опасность угрожает нашим ближним, то здесь мы должны сделать все от нас зависящее, чтобы защитить их. Мы просто обязаны защищать свою семью, своих детей. Христианин должен вставать на защиту своей Родины и своего народа.

 

— Владыка, Христос проповедовал в иудейской среде. Но ведь известно, что приход евреев в Землю Обетованную был связан с кровопролитием. Иудеи фактически уничтожили племена, которые жили в Земле Обетованной до них. И это ведь тоже Священная История. Как на страницах Библии уживаются столь разные подходы к человеческой жизни? Тут говорится: «не убий», а на следующей странице описывается взятие, например, города Иерихона, жители которого были полностью уничтожены евреями.

 

— Еще раз подчеркну, что никогда нельзя вырывать какой-то один сюжет Библии из общего контекста. И приведенный Вами пример  — хорошее тому подтверждение. С одной стороны, Господь нам ясно говорит, что убийство недопустимо. Но в то же время на страницах Библии мы неоднократно сталкиваемся с описанием ситуаций, когда остановить распространение зла в мире можно только активным ему противодействием. Ведь в законодательстве Моисея, которое содержало заповедь «Не убий», вместе с тем устанавливались смертные казни за наиболее тяжкие преступления. Так что, здесь мы сталкиваемся с непростой дилеммой. Убийство есть зло, но порой оно становится вынужденной мерой, необходимостью, единственной возможностью остановить зло. Исходя из наших представлений, мы никак не можем оправдать истребление целых народов, живших в Святой Земле до прихода туда евреев. Тем не менее, Ветхий Завет недвусмысленно говорит о том, что именно такое повеление было дано Богом еврейскому народу. Если мы доверяем Богу, то мы должны признать, что, видимо, иной возможности побороть язычество на этой территории просто не существовало…

 

— Это примеры, отделенные от нас тысячами лет, но есть гораздо более насущные проблемы. Что делать верующему, которого призывают в армию? Ведь служба в армии предполагает возможность применения оружия, возможность совершения убийства…

 

— Церковь, точно также как и наше современное общество, рассматривает службу в армии как священный долг. Когда юноша идет служить в армию, он берет на себя обязательство защищать свою Родину, защищать своих соотечественников от возможной угрозы. Потому традиционно на принятие присяги в воинских частях приглашаются священники, которые от имени Церкви преподают благословение воинам на несение их высокого служения.

 

— Тут возникает закономерный вопрос: а как вообще Церковь относится к войне?

 

— Война является одним из наиболее страшных проявлений нашей греховной природы. После того, как человек отпал от Бога, в нем стала развиваться страсть ненависти, которая подталкивает к насилию и агрессии. Отказываясь повиноваться воле Божией, человек желает завладеть тем, что ему не принадлежит. Государства нередко стремятся поработить своих соседей. В результате начинается война. Потому Церковь однозначно считает войну злом. При этом Церковь принципиально отличает справедливую войну от несправедливой. Каждое государство имеет право защищать себя от агрессора. В таком случае применение им военной силы становится оправданным. Тем не менее, пускать в ход армию допустимо лишь в том случае, когда уже исчерпаны все возможности урегулировать конфликт мирным путем. Потому военные, которые, выполняя приказ, ведут оборонительную войну и защищают свою Родину, выполняют свой долг. И Церковь их в этом поддерживает и молится за них.

 

— И все же, во время военных конфликтов люди убивают друг друга. Даже если их служение в армии благословлено Церковью, убийство не может восприниматься как норма… Человек, убивавший на войне, несёт какие-то наказания со стороны Церкви?

 

— Святой Василий Великий в одном из своих канонических правил ясно говорит, что человек, совершивший убийство на войне (если он выступал в качестве защитника своей страны, а не в качестве агрессора) не должен считаться убийцей. А святой Афанасий Александрийский в одном из своих посланий, которое также включено в книгу церковных канонов, даже пишет, что «убивать врагов на войне и законно, и похвалы достойно». Тем не менее, Святой Василий с сожалением признавал, что всякий, кто убил человека, имеет «нечистые руки». Поэтому он советует воину, убивавшему неприятеля на войне, в течение трех лет воздержаться от причащения Святых Таин. Но святой Василий не называет это наказанием.

 

— Взаимодействие Церкви и армии часто выражается в присутствии священников в воинских частях. Мне как-то довелось пообщаться со священником, сопровождавшим миротворческую миссию в Ираке. Из разговора с ним я понял, что война вносит жуткие коррективы в обязанности священника — и оружие в руки брать приходится, и бойцов, которые гибли от самоподрыва (формальных самоубийц) отпевать тоже приходилось. Как всё-таки должен вести себя священник в зоне боевых действий?

 

— Конечно, война — это тяжелейшее испытание. На войне проявляется все, что есть в человеке: и самое лучшее, и самое худшее. Поэтому священник, который несет служение в действующей армии во время боевых действий, призван, прежде всего, оказывать духовную поддержку воинам. Главная задача священника в условиях войны, как мне кажется, принимать исповедь и врачевать те тяжелые душевные раны, которые наносит человеку война. Чтобы с нами не происходило, мы должны оставаться людьми. И даже в условиях самого жестокого противостояния с врагом, воин не должен забывать о том, что он является христианином, что он является человеком. Увы, на войне человек очень легко может превратиться в зверя. Порой ненависть, жажда мести и кровожадность полностью вытесняют из сердца воина любовь, сострадание и милосердие; и тогда человек просто утрачивает человеческий облик. Для того, чтобы этого не произошло, рядом с бойцами в самую тяжелую минуту должен быть священник.

 

— Но ведь присутствие священника в армии может быть воспринято как фактическое признание Церковью войны как нормального явления. Может быть, Церкви лучше всячески бороться с войной, не приближаясь к ней?

 

— В Нагорной проповеди Господь говорит: «Блаженны миротворцы, ибо они будут названы сынами Божьими». Конечно же, мы призваны делать все, от нас зависящее, чтобы не допустить войны. Миротворчество всегда было важной частью служения Церкви. И многие святые в своей жизни прилагали усилия для прекращения военных конфликтов. Святой Савва Сербский в начале XIII века ушел из афонского монастыря и пришел к себе на родину в Сербию для того, чтобы помирить своих братьев, которые начали войну за княжеский престол. Преподобный Сергий Радонежский также выходил из монастыря, чтобы принуждать князей к миру. В ХХ веке наша Церковь принимала активное участие в борьбе за мир. Но в ситуации, когда война уже началась, когда идут боевые действия, Церковь не может оставить воинов без духовной поддержки. Так что, борьба за мир и духовная поддержка воинов — это два важных служения Церкви, которые должны взаимно дополнять друг друга.

 

 

Читати увесь випуск

 

 

333

ДОДАТКОВІ ДОКУМЕНТИ